sandinist (sandinist) wrote,
sandinist
sandinist

Categories:

Стеклянный дворец...

2 апреля - Убит известный турецкий писатель Сабахаттин Али (1901-1948).



В 1948 году, в очередной раз выйдя из тюрьмы, он решил покинуть Турцию. Однако человек, которому доверился в этом деле, выдал его полиции, когда он пытался пересечь границу Турции с Болгарией, и он был убит – по одной версии, при пересечении границы, по другой версии, во время допроса.

Произведения Сабахаттина Али быстро встретили неприятие со стороны официальных турецких властей. Писатель подвергался преследованиям, в 1933 году был арестован за критику режима Ататюрка в одном из своих стихотворений, но вскоре выпущен из тюрьмы. Во время Второй мировой войны его книги запрещались и публично сжигались. Последний сборник рассказов Сабахаттина Али «Стеклянный дворец», вышедший в 1947 году, за год до гибели писателя, был сразу же запрещён цензурой и конфискован.


С дочерью Филиз

Читайте его рассказ - "Стеклянный дворец": 

давние времена жили-были три приятеля, лодыри и бродяги, которым не сиделось на месте. Наконец стала надоедать им кочевая жизнь, захотелось пожить спокойно, в своё удовольствие. Вот только трудиться было им не по нраву, да и делать они ничего толком не умели. Так и продолжали бродяжничать, никак не могли найти себе пристанища.

Однажды, после долгих странствий, отдыхали они, сидя на высоком холме. Внизу, в долине, раскинулся большой город. «Что ожидает нас на новом месте?» – с беспокойством подумали друзья. И вдруг одного из них осенила счастливая мысль: вскочил он на ноги и закричал: 

– Идёмте за мной! Мы построим в этом городе стеклянный дворец и будем до конца дней своих жить в довольстве и покое.
– А что это такое – стеклянный дворец? – спросили двое других.
– По дороге всё объясню. Нельзя терять ни минуты! – Он подтолкнул приятелей, и все трое что было духу помчались вниз.

Тот, кто взял на себя роль предводителя, в двух словах объяснил своим спутникам, что надо делать и как следует поступать. 

Между тем город у подножия холма был столицей страны, в которой жил трудолюбивый народ и каждый делал, что умел, и был сам себе голова. На полях, в мастерских, в лавках люди трудились от зари до зари, точно пчёлы. Сообща они содержали стариков, детей и больных. И всё, что вырабатывали, шло в общий котёл, и каждый получал по потребности. 

Так и жили в этой стране – без господ и слуг, дружно и мирно, без раздоров и ссор. А для соблюдения порядка, для надзора за работой, для разрешения споров из своей среди выбирали специальных людей, преданных общим интересам. И они управляли и ведали делами, никого не принуждая к работе. 

Когда трое наших приятелей появились в городе, там как раз был базарный день. На торговой площади были сложены овощи и фрукты, зерно и мука, пряжа и ткани и много всевозможных изделий из кожи, железа и других материалов. Продавцы и покупатели – все были заняты делом. 

Стали ходить трое пришельцев по улицам, словно бы без всякой цели, посматривать по сторонам, покачивать головой да переговариваться, вроде бы между собой, но так, чтобы окружающие слышали:
– Аллах, Аллах!.. Вот удивительная страна!.. 

Пройдутся по одной улице, завернут на другую, потом на третью и всё время с удивлением повторяют одно и то же. Стал собираться вокруг них народ любопытный: чему, мол, удивляются чужеземцы в нашей стране? Наконец один не удержался и спросил:
– Объясните, ради Аллаха, чему вы так дивитесь? 

Главный из пришельцев сказал:
– Послушайте, а где же у вас в городе стеклянный дворец?
– Это что такое? – удивились жители города. 

Тут главный повернулся к своим товарищам и воскликнул:
– Возможно ли! Эти люди даже не знают, что такое стеклянный дворец! Нет, в такой стране мы не останемся … 

Обуяло любопытство жителей города. Уже целая толпа шествовала по пятам за чужестранцами. И опять обратились к ним жители города с вопросом:
– Добрые люди, растолкуйте, что это за стеклянный дворец? Коли нужное это дело, мы построим такой дворец.
– Смотрите, они ещё сомневаются, нужное ли это дело?! Нет, друзья, надо идти отсюда прочь! 

Посовещались жители, потом окружили чужеземцев и сказали:
– Не допустим мы, чтобы наш город уступал в чём-либо другим городам! Раз так надо, извольте, мы живо построим стеклянный дворец! 

Тогда главный проговорил:
– Э, нет … Построить дворец не так-то легко. Нужны материалы. Да и расходы потребуются большие! Нет, уж мы лучше пойдём в город, где есть стеклянный дворец. 

Но жители не желали их отпускать.

– Мы дадим всё, что нужно, – настаивали они. – Ничего не пожалеем! Не бывать тому, чтобы наша страна в чём-нибудь отставала от других. 

Тут приятели смягчились, уселись чинно и начали переговоры с жителями города. И порешили, что трое друзей берут на себя руководство всеми работами по возведению стеклянного дворца, а жители обязуются доставить всё необходимое, выделить каменщиков и плотников, назначить возниц с повозками. 

Закипела работа на самой большой площади города. Каменщики кладут камень, возчики везут нужные материалы. Скоро ли, долго ли, а там, глядишь, и фундамент заложили, и стены возвели, и стекло приготовили. 

Наконец стеклянный дворец был готов, и трое приятелей поселились в нём. Созвали они жителей города и сказали им:

– Ну вот, теперь, можно сказать, стеклянный дворец построен. Но дело на этом ещё не закончено. Для полного величия, дабы соответствовал он могуществу и славе страны, необходима дворцовая охрана. Так что выделите людей и съестные припасы для них в изобилии, а расходы пусть ваши выборные разложат на всех. Стражников присылайте к нам, мы их обучим. 

Обрадовался народ – теперь и в их стране появился стеклянный дворец! Выдали пищу и одежду тем, кто поселился во дворце, и тем, кто был назначен в охрану и услужение.  

Немного погодя из дворца последовал новый приказ:
«Возвести ещё один этаж, а то во дворце стало тесно, и слугам с охраной негде жить».

Снова привезли песок и камень, а каменщики и плотники принялись за работу. Всё больше требовалось продовольствия и для обитателей дворца, и для слуг их и охраны, и для работающих на строительстве. 

Когда был готов второй этаж, трое пришельцев, ставшие хозяевами дворца, поселили туда тех, кого отобрали себе в услужение. Эти люди быстро смекнули, что во дворце можно жить припеваючи, не обременяя себя работой; они отлично поняли пользу и необходимость стеклянного дворца и усердно внушали эту мысль своим соотечественникам. 

И начал стеклянный дворец расти всё выше, этаж за этажом, и всё больше становилось в нём обитателей. Кто попадал во дворец и узнавал, как хорошо там живётся, уже не хотел уходить оттуда. А тот, кто ещё не попал во дворец, стремился отыскать туда дорогу и захватить себе местечко потеплее. 

Но вот народу стало уже трудно кормить многочисленное население дворца. Появились недовольные, которые говорили:

– Ну, хорошо! Стеклянный дворец – дело нужное, это мы понимаем, но для чего столько комнат, столько людей, которые не работают, а только едят? 

Главный из трёх чужестранцев показывал таким людям все помещения дворца и обстоятельно разъяснял:

– Вот, смотрите, в этой комнате живу я сам. Ведь я здесь всем руковожу. Если бы не я, разве появился бы у вас стеклянный дворец? А в этих комнатах обитают мои ближайшие помощники. Это мы, придя к вам из чужих стран, воодушевили вас на постройку дворца. А теперь, если бы не наше управление, давно не осталось бы ни дворца, ни вас самих!

– Хорошо, – говорили люди. – Ну, а для чего здесь такая орава прислужников? К примеру, что делает человек вот в этой комнате?

– Вот этот? Он ведёт учёт всех продуктов, поступающих во дворец, он – старший над всеми кладовщиками. Без него вы не знали бы, куда идёт всё, что вы даёте. Ну, согласитесь сами, разве он здесь не нужен?

– Ммм … А вон тот, в той комнате?

– Он разыскивает людей, которые своевременно не доставляют во дворец продукты или доставляют их не полностью, а также тех, кто не желает признавать величие дворца и строит козни против него. Разве можно не наблюдать за такими людьми?

– Так. Ну, а этот?

– Этот записывает всех приходящих во дворец.

– А вот этот?

– Он следит за уборкой во дворце.

 О чём бы люди ни спросили, предводитель на всё умел ответить. Каждый оказывался чем-нибудь занят: один был главным осветителем, другой – главным постельничим, третий – помощником второго, четвёртый – помощником помощника. Ведь если уж построили стеклянный дворец, значит, нужны были люди, чтоб следить за порядком во дворце, чтобы охранять его, убирать в нём, – да мало ли дела найдётся, если поискать как следует. А потом нужны стали люди для услужения тем, кто прислуживал хозяевам дворца. 

Число живущих во дворце возрастало, и народу становилось всё труднее прокормить их. Теперь жители дворца сами ходили и силой отнимали у народа продовольствие и одежду. Тех, кто сопротивлялся, они уводили с собой и запирали в подземелье дворца. Народ никак не мог избавиться от ярма, которое сам себе надел на шею. Обитатели дворца всюду трубили о своей силе и непобедимости. Простодушные люди верили им, а тех, кто не верил, силой принуждали молчать. 

Стеклянный дворец был прожорлив, словно зверь ненасытный. И обитатели его – из-за природной лени или уже по привычке к безделью – ни разу не подумали о том, что они обязаны людям, которые их кормят. Даже крестьянин заботливее относился к своей корове или собаке, чем жители стеклянного дворца – к населению той страны. Народ был запуган и отдавал всё, что у него было. Но наступил день, когда народу уже больше нечего было отдавать. Тем не менее последовал приказ привезти во дворец всех оставшихся баранов. И люди не посмели ослушаться, ругаясь и проклиная судьбу, привели они баранов и отдали их страже.

 Тут главный из наших приятелей понял, что у народа ничего не осталось и народ ропщет. Вышел он на балкон дворца и слащавым голосом произнёс:

– О люди! Вы многим пожертвовали и даже смирились с нуждой и лишениями, чтобы обрести стеклянный дворец – на зависть друзьям и на страх врагам … Что такое два-три мешка зерна, три-четыре отары овец в сравнении с величием и блеском дворца? Вам известно, что мы трудимся только для вашей пользы и славы. Вы сегодня привели последних баранов, но мы великодушны, мы готовы пойти на жертвы и поделиться с вами. Ну-ка, отдайте народу все бараньи головы!

 Из дворца вышли слуги и стали раздавать народу головы баранов, которых только недавно привели во дворец живыми, а теперь уже зарезали, освежевали и приготовили на шашлык.

 Люди брали бараньи головы. Один взглянул на подарок, полученный из дворца, и вдруг с удивлением воскликнул:

– Вот так так! Да из этой головы уже вынули мозг …

 Предводитель ответил ему с балкона:

– Конечно! А зачем вам мозг?

 Другой закричал:

– А у этой головы и языка уже нет!

 Предводитель тотчас сказал:

– Милый, язык вовсе вам не нужен.

 Третий крикнул:

– Ого! Из этой головы даже глаза вытащили!

 Предводитель и ему ответил:

– Вы и глазами воспользоваться не сумеете.

 И тут какой-то человек из толпы завопил в отчаянии:

– Не надо мне такой головы! – и что есть силы швырнул её …

 Раздался звон разбитого стекла. Народ ахнул и застыл в изумлении: в стене дворца зияла огромная брешь!..

 И все увидели, что громадный дворец, о крепости и неприступности которого без конца твердили им, оказался на самом деле таким хрупким. И люди стали метать в него бараньи головы – одну за другой, одну за другой, – до тех пор пока дворец не рухнул и не похоронил под развалинами своих обитателей.

Люди быстро убрали остатки дворца. Теперь они поняли, что можно обойтись и без него.

 Люди вернулись к прежней жизни, поручив управление тем, кого выбрали из народа. Но зловещая память о стеклянном дворце сохранилась навечно. Ещё долго в народе говорили: «Смотрите, никогда больше не воздвигайте стеклянных дворцов. А если такой дворец всё-таки будет построен – не верьте, что его нельзя разбить. Чтобы разрушить даже самый величественный из дворцов, достаточно, если полетит несколько голов».

1946

Перевод с турецкого А. Зырина

Tags: календарь, писатель, сабахаттин али, турция
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments