sandinist (sandinist) wrote,
sandinist
sandinist

Categories:

День. Арест Унабомбера...

3 апреля 1996 года - агентами ФБР был арестован Tеодор Качинский (Унабомбер), математик, социальный критик, анархист и неолуддит…




Из книги Дмитрия Попова "Манифест Унабомбера":

еодор Качинский родился 22 мая 1942 в семье польских эмигрантов в пригороде Чикаго, штат Иллинойс.  В зарубежной прессе и интернете изведено немало букв и знаков препинания на рассказы о детстве, юности и молодости Качинского, но большинство из них, даже претендующих на объективность, производят впечатление гуманистического исследования типа "так вот почему этот милый мальчик стал убийцей". Поэтому - только несомненные факты.

Весной 1962 Качинский окончил Гарвард, один из лучших университетов Америки, и продолжил обучаться на магистерскую и докторскую степени по математике в Мичиганском Университете. "Мало будет сказать, что он был одарённым", — вспоминал о Качинском один из его наставников-профессоров. Его специализацией была разновидность комплексного анализа, а именно геометрическая теория функций — тема настолько специфическая (настоящая эзотерика математиков), что другой профессор отозвался о диссертации Качинского следующим образом: "Я полагаю, что во всей стране её поймут и оценят, наверное, десять или двенадцать человек". В конце 1967 Качинский получил должность преподавателя математики в Университете штата Калифорния, однако, в 1969 оставил её без каких бы то ни было объяснений.



Братья Качинские: Тед (слева) и Дэвид


Следующие два года жизни Качинского медиа снова расписывает в лучших традициях "чёрного пиара". Нам, конечно, очень интересно, что именно происходило в этот небольшой отрезок времени, когда Тед нигде не работал и вообще, похоже, ничем конкретным не занимался — определённо, это был переломный этап его жизни, — но из уважения к нашему герою мы не будем даже строить догадок, на чём именно построили свои фантазии писаки, охраняющие нравственные устои общества. Факт остаётся фактом: в 1971 году Тед Качинский обосновался в лесу, недалеко от Линкольна, штат Монтана, и начал вести жизнь отшельника, охотясь на кроликов, выращивая овощи и совершая редкие вылазки в город. Скорее всего, именно тогда и появились FC — "Freedom Club". По крайней мере, с тех пор Качинский стал подлинно свободным.

В городе же его прозвали просто — Отшельник. Наверное, жителям этого крохотного городка, который с трудом можно найти даже на подробных картах штата, он представлялся каким-то библейским персонажем. (По данным переписи 2000 население Линкольна составило 1100 человек, также укажем для справки, что одноимённое графство Монтаны не имеет к делу никакого отношения, Линкольн располагается в графстве Левис и Кларк, иногда место жительства Качинского путают и с другим Линкольном — административным центром штата Небраска). Наверно, по-провинциальному пафосный девиз Линкольна: "Маленький город — большое сердце", — пришёлся по душе Отшельнику, вознамерившемуся освободить весь мир.

Известно, что на новый образ жизни Качинского вдохновил натуралист, философ и писатель Генри Дэвид Торо (1817–1862), который в своей жизни и литературном творчестве опирался на идеи о необходимости во всём полагаться на свои силы и искать опору и утешение в близости к природе. В своё время Торо также какое-то время уединённо жил в лесу, занимаясь сельским хозяйством и литературой. Главным результатом этого, как его впоследствии окрестили, "социального эксперимента", да и вообще всей жизни Торо, стала книга "Уолден, или Жизнь в лесу" (1854), которая, помимо описаний вольной жизни, содержала резкую критику современного автору американского общества.




Определённо, Качинского можно назвать учеником, превзошедшим своего учителя. Да, саму идею жизни в лесу он перенял у Торо, и свою хижину выстроил точно по образу и подобию жилища легендарного трансценденталиста (и, кстати, в своё время Торо тоже окончил Гарвардский Университет, хотя вряд ли Качинский поступил в это учебное заведение именно потому, что в нём когда-то обучался писатель-отшельник). Но Качинский прожил в лесу не два года, как Торо, а целых двадцать пять лет, а его произведение, написанное на лоне природы, быть может, и уступало по объёму и литературному достоинству "Жизни в лесу", но по критике общества и вообще всей цивилизации — т. е. по своей взрывоопасности — превосходило роман Торо стократно. Как следствие этого, позже Качинского бросили в тюрьму не на один день (Торо арестовывали за участие в протесте против войны Америки с Мексикой 1846–1848), а на всю оставшуюся жизнь. Точнее, на четыре.

Собственно, по самому главному обстоятельству Качинский вовсе и не превзошёл Торо. Потому что тот никогда не делал бомб и не рассылал их тем, кого расценивал врагами свободы. Потому что Торо никогда не наводил ужас на тех, кто осознавал свою вину в деле уничтожения природы.

Как и все, кто уверен в своей правоте и своих силах, Качинский никуда не торопился — первую бомбу он отослал лишь через семь лет после начала затворничества — в мае 1978 года. И только после взрыва третьей бомбы в ноябре 1979 года ФБР осознало, что имеет дело с серийным убийцей, а не с разрозненными бомбардировками.

После четвёртой бомбы фэбээровцы дали ему знаменитое прозвище «Unabom». Пресса подхватила звучное имя и начала слагать на все лады: «Unabomer», «Unibomber», «Unabomber». Последняя версия оказалась самой популярной: Тед стал Унабомбером.

Мир ещё не знал столь радикального стража окружающей среды, решившего за причинённый природе ущерб наказывать вредителей огнём и свинцом. Качинский даже оформлял свои теракты подстать идеологии: бомбы пересылались по почте в деревянных ящиках, в ряде случаев дерево выступало и в качестве шрапнели (убойная сила маленькая, зато — вы только вдумайтесь — получалось, что дерево мстило само за себя), посылки подписывались зелёными чернилами (нет, аналогию с Генрихом Гиммлером, который тоже писал зелёными чернилами, проводить не стоит, хотя чем чёрт, т. е. конспирология, не шутит). Даже дым, который заполнил салон атакованного "Боинга 727", был зелёным.



Хижина Теда Качинского


В большинстве случаев "критериями отбора" жертв служили их заслуги на ниве технологии или психологии…

Из 16 бомбовых атак, проведённых Качинским, только 2 были пресечены. 3 из них оказались со смертельным исходом, остальные нанесли ранения различной тяжести в общей сложности 11 человекам (не считая 12 — или 18 по другим источникам — отравленных пассажиров "Боинга 727").

Тед Качинский, он же FC, он же Унабомбер — восхитительный пример замкнутой (более или менее, но замкнутой) самосовершенствующейся системы. Если над останками его первых бомб специалисты из ФБР презрительно похмыкивали и крутили пальцем у виска, то его поздние взрывные устройства заставляли их делать непроницаемые лица, за которыми скрывалось раздражение, беспомощность и даже отчаяние. Подобно стокеровскому Дракуле, оказавшемуся в чуждом для него мире и на первых порах совершавшему нелепые ошибки, Качинский совершенствовал технику своего «взаимоотношения» с обществом — его теракты становились всё более действенными и мощными.

Усердию Качинского можно только позавидовать. А какое дьявольское терпение! Семнадцать лет, считая от первой бомбы, или вообще двадцать четыре года, считая от начала отшельнической жизни, Качинский планомерно шёл к своему триумфу, к своей — пускай и краткосрочной — победе над системой.

19 сентября 1995 "The Washington Post" и "New York Times" опубликовали его статью "Индустриальное общество и его будущее", известную в народе как Манифест Унабомбера. Впрочем, восьмистраничный вкладыш газетного формата с его текстом распространялся только с номером "The Washington Post" — технические возможности типографии этой газеты позволяли вкладывать дополнительную секцию во все экземпляры ежедневного выпуска. Так что "New York Times" участвовали в деле лишь своим логотипом и оплатой половины расходов на печать (по официальному заявлению стоимость печати вкладыша составила 30 000-40 000 долларов — непонятно только, почему нельзя было назвать точную сумму).

"Индустриальное общество и его будущее" — это приговор современной индустриально-технологической системе, заупокойная по ущербному обществу, некролог человеку потребляющему, панегирик нонконформизму, гимн свободе, апология кровавой битвы за независимость. (Редкий случай, когда пафос соответствует содержанию.) Манифест — это бойцовский документ, вдумчиво составленный план действий, которому если не следовать, то по крайней мере анализировать его тезисы, должны все, кто хочет освободиться от рабства технологии и системы. Обнародование Манифеста стоило трёх жизней (параграф 96), и он не обещает, что будущее планеты Земля будет светлым и безмятежным. Человеческий род стоит перед альтернативой: либо окончательно стать рабами машин и послушными големами системы, либо бороться за свою свободу, за свою жизнь, за своё будущее. "Индустриальное общество и его будущее" — это провозглашение "final battle", в которой, по сути, может быть только два исхода: либо мы их, либо они нас.

Манифест и положил конец борьбе Качинского — по излагаемым в нём мыслям его опознал младший брат, который и сдал его властям. "Где Авель, брат твой?"

3 апреля 1996 Тед Качинский был арестован.

21 января 1998 его приговорили к четырём пожизненным заключениям.

Без права досрочного освобождения Тед Качинский отбывает наказание в федеральной тюрьме "ADX Florence" в штате Колорадо.. Тюрьма Качинского принадлежит разряду «supermax» — здесь обеспечивается строгий контроль за каждым отдельным заключённым, это самая суровая тюремная система Соединённых Штатах, и "ADX Florence" — одна из двух такого рода тюрем в Америке.

В условиях современного мира вполне закономерно, что человек, поставивший себе целью освободиться (и освободить других) от контроля со стороны системы, в итоге оказался заключённым в условиях, при которых контролируется каждый вздох…





Цитата из манифеста Теда Качинского (1995 год):

ем, кто ненавидит рабство, к которому человеческую расу принуждает индустриальная система, предстоит решить две задачи. Во-первых, мы должны работать над повышением социальных напряжений внутри системы для увеличения вероятности, что она рухнет или достаточно ослабеет для того, чтобы революция против нее стала возможной. Во-вторых, необходимо развивать и распространять идеологию, которая восстанет против технологии и индустриального общества, если и когда система достаточно ослабеет. Кроме того, такая идеология поможет обеспечить то, что, если и когда индустриальное общество рухнет, его остатки будут уничтожены безвозвратно, так что система не сможет восстановиться. Заводы должны быть разрушены, технические книги сожжены и т. д."
Tags: 1990-е, теодор качински
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Протесты в Сербии...

    В Сербии продолжаются протесты против ожесточения карантинного режима… Протесты, связанные с возвратом ограничений в связи…

  • День. Лидия Клемент...

    8 июля – родилась Лидия Клемент (1937-1964), Советская эстрадная певица… Её жизнь на сцене длилась менее 2-х лет, но…

  • Сербия. Против карантина...

    В Белграде тысячи людей пытались штурмовать здание парламента Сербии, протестуя против планов ввести комендантский час из-за коронавируса...…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments