sandinist (sandinist) wrote,
sandinist
sandinist

Category:

Форсман, попавший себе в сердце...

1 июня – Умер Вернер Форсман (1904-1979), немецкий хирург, лауреат Нобелевской премии (1956 год)...

В 1928 году 24-летний Форсман разработал способ катетеризации сердца и испытал его на себе, проведя зонд через локтевую вену в правое предсердие.



                       

Из книги Гуго Глязера "Драматическая медицина" (1965 год):

езусловно героическим является опыт, проведенный в 1928 году немецким врачом, доктором Вернером Форсманом из Бад-Крейцнаха. Врач осуществил свой давно задуманный план. В основе его лежала поистине великая мысль - ввести через вену тонкую трубку, катетер, по направлению к сердцу, достичь правого предсердия, а затем и правого желудочка, чтобы извлечь из них кровь или произвести иные исследования в этих камерах сердца. Это была мысль, поистине более чем смелая, и осуществление ее стало доказательством мужества, которое можно сравнить с проявлением высшего героизма.

Понятно, что Форсман, поделившись замыслом с одним из своих друзей-врачей, встретил решительное сопротивление, так как при подобном эксперименте нельзя было предвидеть, как он окончится. Можно было себе представить, более того - надо было предположить, что сердце на прикосновение инородного тела и ощупывание внутренней стенки может ответить шоком и внезапно остановиться. Несмотря на это, Форсман настоял на своем. Он сделал себе небольшой надрез вены у локтевого сгиба, взял очень длинный катетер, изготовленный специально по заказу, и начал продвигать по направлению к сердцу, то есть по ходу тока крови в вене.





Но катетер не дошел до сердца, так как коллега, ассистировавший при опыте, не позволил Форсману довести его до конца. У врача возникли серьезные опасения, и он не хотел брать на себя часть вины в случае, если эксперимент окончится печально. Такая точка зрения была вполне оправданной, и если бы произошло несчастье, врача, конечно, обвинили бы в соучастии и привлекли к ответственности. Все же Форсману при первом опыте удалось ввести катетер на расстояние 35 сантиметров, хотя он и не достиг сердца.

Форсман, твердо уверенный в осуществимости своего замысла, не удовлетворился этим полууспехом и через неделю повторил эксперимент. На сей раз он не обращался к помощи коллеги, не желая, чтобы ему помешали, и хотел довести свой опыт до конца. Опыт прошел успешно. Катетер толщиной лишь в несколько миллиметров удалось ввести на расстояние в 65 сантиметров и тем самым достичь правой половины сердца.

Форсман проводил свой опыт в рентгеновском кабинете и, включив рентгеновский аппарат, смог определить, куда дошел катетер.

Впоследствии Форсман говорил, что при первом опыте, прерванном по настоянию коллеги, чувствовал себя вполне хорошо и при втором опыте у него также не было никаких неприятных ощущений. У него не было чувства, что он совершил нечто исключительное, хотя опыт все же был беспримерным. Но он говорил себе, что должен пренебречь опасностью и дерзать, чтобы тем самым значительно обогатить наши знания о сердце.

Метод был впоследствии разработан, в чем Форсману особенно помогли два американских врача - Андре Корнан и Диккинсон Ричардс. В 1956 году эти три исследователя получили за свою деятельность Нобелевскую премию.



Рентгенограмма катетеризованного сердца Форсмана

В смелости этого опыта, разумеется, сомневаться не приходится. Пожалуй, найдутся люди, которые спросят себя, какой смысл в столь рискованном эксперименте. И в этом случае следует повторить всюду действительное положение: наука для того и существует, чтобы увеличивать наши знания и открывать истины. Многие, казалось бы, лишенные смысла эксперименты впоследствии приобретали глубокий смысл и приносили пользу человечеству. В этом все дело, такова цель экспериментов и опытов на себе самом.

Изобретенный Форсманом и разработанный американцами метод исследования сердца с помощью катетера очень скоро оказался полезным. Прежде всего таким образом смогли установить факты, до того неизвестные. Удалось извлечь из правой половины сердца некоторое количество венозной крови и исследовать ее, а также и вводить через катетер крохотный манометр и исследовать кровяное давление в самом сердце.

Когда в то же время благодаря успехам медицины, новой техники наркоза, а позднее и изобретению аппарата для искусственного кровообращения появилась возможность оперировать на сердце, врачи смогли устранять врожденные пороки у синюшных детей и производить иные вмешательства, которые ранее даже не снились. Тогда лишь мы оценили по достоинству катетеризацию сердца.





Теперь появилась возможность, например, при оставшемся открытым отверстии в перегородке сердца простым способом определять качество крови как в правой, так и в левой половинах сердца. Для этого достаточно сначала ввести катетер в правую половину сердца, извлечь немного крови и исследовать ее, затем тут же, через отверстие в перегородке, ввести катетер в левую половину сердца и извлечь небольшое количество крови также и оттуда. Тогда появилась возможность определить, в какой степени из-за дефекта в перегородке смешиваются венозная и артериальная кровь. На этом основании можно было определить, какова степень функциональных нарушений и насколько необходимо устранить у ребенка врожденный порок сердца, чтобы дать ему здоровое, работоспособное сердце и тем самым, несомненно, продлить жизнь.

Вот в этом и был смысл и значение эксперимента Форсмана, без сомнения, принадлежащего к важнейшим опытам на себе, какие только известны в истории медицины.

Кстати упомянем, что впоследствии были предложены методы исследования левого желудочка и левого предсердия путем катетеризации. Но это, естественно, лишь развитие мысли, высказанной Форсманом..."





***

Из статьи "Попавший себе в сердце":

"…Из-за тяжелой финансовой ситуации (это была гиперинфляция 1922 года) Вернер решил пойти в торговцы, но учитель в гимназии предостерег ученика: «Форсман, когда ты пойдешь в торговлю, деньги будут получать все, кроме тебя. Иди в медицину, тут у тебя огромный талант».

Это была чистая правда. Юноша со студенческой скамьи увлекся кардиологией и вообще наукой, в 1928 году защитил диссертацию о влиянии лечебного питания на содержание сывороточного холестерина и количество эритроцитов в крови, а потом вышел на работу в Эберсвальдскую хирургическую клинику. И в тот же год выпускник, новоиспеченный доктор медицины, сделал работу, которая в итоге перевернула кардиологию и четверть века спустя принесла забытому всеми сельскому врачу Нобелевскую премию по медицине.

В студенчестве Форсман задумывался, как попасть в сердце, чтобы напрямую доставить туда лекарство или провести диагностическую процедуру. Он читал об опытах на животных французских врачей, Клода Бернара, Огюста Шово и Этьена-Жюля Мари, которые вводили в сердца собак или лошадей через шейную вену катетер, и через него можно было ввести лекарство, а Мари даже записал внутрисердечную кардиограмму.

Форсман решил, что он сделает то же самое с человеком, только вместо шеи использует более удобную вену руки. Руководство клиники эксперименты на пациентах запретило, хотя опыты на трупах были успешны. Тогда молодой ученый решил провести опыт на себе. Его коллега Петер Ромайс ввел ему в вену катетер и прошел 35 сантиметров, после чего все-таки испугался предсказаний коллег о том, что попадание катетера в сердце приведет к его остановке, — и прекратил эксперимент.





Тогда Форсману пришлось действовать тоньше: уговорить хирургическую сестру, которая помогла ему самому провести операцию. Она подготовила анестезию, инструменты для вскрытия вены и урологический катетер из вулканизированного каучука, а также рентгеновский аппарат. Обаяние ученого было настолько велико, что сестра готова была выступить добровольцем, но Вернер решил сделать все сам. Под контролем рентгеновского излучения он попал в себе в сердце, остался жив и невредим, а затем повторил этот эксперимент девять раз.

Форсман сделал доклад на заседании хирургического общества и… ничего. Через два года он уже работал в знаменитой клинике Шарите и сделал еще один важный шаг в использовании катетеризации сердца: он вводил в сердце контрастные препараты для рентгеновского снимка, получая прекрасные снимки важнейшего органа. В ноябре 1931 года Форсман опубликовал статью "О зондировании правой половины сердца" (Über die Sondierung des rechten Herzens) в журнале Klinische Wochenschrift — и снова никакой реакции.

Зато чуть позже об экспериментах смелого врача узнала пресса и сделала из этого сенсацию. Но результат был обратный тому, которого хотел бы наш герой: руководитель клиник Шарите Фердинанд Зауэрбрух, борец с пневмотораксом, прекрасный хирург, с криком «с такими работами тебе место в цирке, а не в приличной немецкой клинике», навесил на Форсмана клеймо шарлатана и уволил его. Форсман вернулся в Эберсвальд, стал урологом, андрологом и гинекологом и не возвращался к кардиологии вовсе.





Шли годы. Форсман стал членом НСДАП, активно работал, был главврачом клиники, где проводили кастрацию тех, кому расовые суды запретили размножаться, потом был призван в вермахт, с первого дня был военным врачом в частях, напавших на СССР…

В 1945 году он понял, к чему идет дело, исдался в плен союзникам. Пять лет Форсман по программе денацификации был отлучен от профессии, после чего снова стал практиковать: сначала сельским врачом, потом урологом. Форсман и не подозревал, что его статью очень внимательно прочли за океаном Андре Курнан и Диккинсон Ричардс, которые начали активно применять катереризацию с начала Второй мировой и упоминали врача из страны-противника как основателя метода. Только в начале 1950-х Форсман смог побывать в Базеле в детской клинике и увидеть, что катетеризация уже применяется повсеместно. Тем не менее для него стала огромной неожиданностью новость, что Нобелевская премия по физиологии и медицине досталась и ему. Когда Форсмана спросили, на что он потратит свою долю, он сказал: «это несложный вопрос — ведь у меня шестеро детей».





Форсман умер в 1979 году, по иронии судьбы — от сердечного приступа. После себя он оставил пятерых детей (его любимая дочь погибла в автокатастрофе), а один из сыновей, Бернд Форсман, стал участником важного прорыва в урологии, правда как физик: он стал одним из разработчиков дистанционной ударно-волновой литотрипсии — способа разбивать камни в почках, не проникая в тело…"
Tags: вернер форсман, медицина, нобелевская премия
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • 1960 год. Че в СССР...

    В конце октября 1960 года в СССР прибыл Че Гевара. Его визит продолжался до 20 декабря… Че в Ленинграде Из интервью ветерана…

  • Протесты в Чили...

    9 декабря. Протесты в Консепсьоне и Сантьяго… Фото: Reuters

  • Ушла. Мари Фредрикссон...

    Скончалась Мари Фредрикссон (1958-2019), шведская певица, солистка группы Roxette… Она долго болела. В сентябре 2002 года у…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment