sandinist (sandinist) wrote,
sandinist
sandinist

Category:

Как на юге Африки узнали о Ленине...




Из очерка Аполлона Давидсона (сборник "Бригантина", 1970 год):

начале XX столетия на юге Африки существовали уже социалистические общества, были и люди, знакомые с учением Карла Маркса. Конечно, это были "белые", выходцы из Европы или те, чьи отцы, деды приехали из европейских стран.

Благодаря уже пробудившемуся интересу к России и существованию местных, южноафриканских социалистических организаций стало возможно то влияние, которое оказали события 1905 года на умы людей в Трансваале и на мысе Доброй Надежды. В южноафриканских городах, действовало общество «Друзья России», собирались деньги в фонд помощи жертвам расстрела 9 января, проходили митинги солидарности с российскими революционерами.

Один из первых таких митингов был организован в начале февраля 1905 года существовавшей тогда в Кейптауне Социал-демократической федерацией.

Сохранилось письмо, которое было зачитано на этом митинге и опубликовано тогда в одной из южноафриканских газет:

"Я глубоко сожалею, что не могу быть с вами на митинге в воскресенье, чтобы выразить мою солидарность с русским стачечным движением. Отсутствуя физически, я буду с вами душой, а еще больше - с теми, кто сейчас в далекой России взял на себя бремя извечной войны человечества за большую и высшую справедливость, войны, которая ведется столетиями то одним народом, то другим… Сегодня знамя перешло в руки великого русского народа. Я верю, что, являясь свидетелями этого движения в России, мы присутствуем при начале величайшего события в истории человечества за последние века".

Эти слова принадлежат крупнейшей южноафриканской писательнице Оливии Шрейнер. Они не прошли незамеченными. Оливию Шрейнер считают сейчас, да и при ее жизни считали, основательницей южноафриканской литературы. Все, что говорила или писала эта женщина, оказывало большое влияние на ее соотечественников. Да и не только там.



Оливия Шрейнер (1855-1920)

Эта писательница была очень популярна и в других странах. Ее хорошо знали тогда и в России. Еще в 1893 году перевели ее большой роман "История африканской фермы". А потом на русском языке издавали почти все, что она писала.
"Аллегории" Оливии Шрейнер печатались даже в газете «Нижегородский листок» еще в 1898 году, с предисловием и комментариями Максима Горького.

В распространении марксизма на юге Африки Оливии Шрейнер тоже принадлежит немалая роль. В те же годы, во время первой русской революции, на другом митинге - в городском зале Кейптауна - прозвучали ее слова:

"Мне нужно хотя бы упомянуть имя Карла Маркса - великого немецкого социалиста и вождя, который умер лишь 27 лет тому назад. Это был человек со столь необыкновенным даром понимать финансовые проблемы, что, по мнению, которое неоднократно высказывалось компетентными лицами, он мог стать одним из богатейших людей Европы, если бы использовал свое знание финансов для обогащения.
Но этот человек решил посвятить всю свою жизнь и свой громадный талант только развитию тех теорий, которые, как он верил, послужат на благо человечеству. Он не отказался от служения своим великим идеалам и предпочел нужду и изгнание - нужду столь горькую, что ему, его жене, высокообразованной женщине, и маленьким детям подчас не хватало даже самого насущного, жизненно необходимого".

О Марксе, его жизни и его идеалах Оливия Шрейнер знала не только из книг. Во время своего долгого пребывания в Европе, в 80-х годах прошлого века, она познакомилась с виднейшими социалистами своего времени, такими, как Вильгельм Либкнехт. Она была близкой подругой дочери Маркса - Элеоноры, знала ее мужа Эдуарда Эвелинга, ее сестру Женни, гостила у Лафаргов, находясь во Франции.

Социалистические организации на юге Африки постепенна усиливались. А опыт российской революции южноафриканские социалисты изучали всерьез.

***

Уже Февральской революции южноафриканские социалисты дали оценку, изумительно верную для наблюдателей, находившихся так далеко от самого места действия. Оценка была сформулирована так: "Это буржуазная революция. Но она пришла в пору упадка капитализма. Она не может быть простым повторением предыдущих революций…"

Такие слова появились в газете "Интернационал", которую южноафриканские социалисты начали издавать с конца 1915 года. Это она была впоследствии переименована в "Умсебензи".

Первое упоминание о Ленине появилось в этой газете уже в июле 1917 года. О Ленине говорилось как о руководителе российских социал-демократов. Рассказывалось о его возвращении в Россию.





В августе о Ленине писали уже намного больше.

31 августа на первой странице появилась статья под заголовком "Ленин одерживает верх". Тогда же в передовой статье "Интернационала" было сказано: "Кажется, Ленин снова прав", и "Со всех точек зрения события доказывают правильность принципов, провозглашенных Лениным. Каждая неделя приносит новые свидетельства его правоты".

С этого времени имя Ленина не сходит со страниц газеты. Изложения, пересказы его статей и выступлений, отдельные высказывания публикуются все чаще и чаще. Заголовки: "Кого Ленин ненавидит", "Что Ленин говорит"… Иногда появляются и полные тексты.

Уже 13 июля 1917 года, задолго до того, как большевики взяли власть, в "Интернационале" почти целиком перепечатывается одна из статей "Правды", а вскоре выдержки из этой газеты стали публиковаться чуть ли не в каждом номере. О самой «Правде» говорилось, что это "газета Ленина", рассказывалось подробно, о чем она пишет, кто ее авторы, каким тиражом выходит.

В августе были даны первые перепечатки из "Известий".

Октябрьскую революцию южноафриканские социалисты встретили с восторгом. Уже 18 ноября 1917 года в Иоганнесбурге при большом стечении народа состоялась лекция "Русская революция и война".

О буржуазной печати на страницах газеты южноафриканских социалистов писали в кавычках: "наша правдивая пресса". Почти одновременно с сообщением об Октябрьском перевороте в «Интернационале» появились слова: "Теперь ничем не сдерживаемое сквернословие и грязь капиталистической журналистики изливается на Ленина и его партию".

В лекциях, на митингах, в листовках, брошюрах и в своей газете социалисты старались разоблачать все, что они считали клеветой на революционную Россию. Они прибегали при этом и к фельетонам, видя в смехе действенное орудие борьбы против широко распространенных представлений.

Южноафриканские социалисты печатали материал о России и Ленине не только в своей газете, но и отдельными брошюрами. В 1919 году они таким образом выпустили в Иоганнесбурге "Крах II Интернационала" и еще несколько ленинских работ.

В том же 1919 году, в дополнение к иоганнесбургскому "Интернационалу", начала издаваться газета "Большевик". Печаталась она в Кейптауне.

Оливия Шрейнер, тогда уже большую часть времени прикованная к постели тяжелой болезнью, сообщала своим друзьям, что она "прочла все книги о России", которые "смогла достать в течение последнего года". В конце 1919 года она писала, что считает Маркса и Ленина величайшими людьми последних 100 лет.

***

2 мая 1922 года Ленин писал; "…не забыть еще Южной Африки, которая недавно напомнила о своей претензии быть людьми, а не рабами, и напомнила не совсем "парламентски".

Эти слова появились в статье Ленина "К десятилетнему юбилею "Правды“. Они относились к тем классовым боям, которые потрясли Южную Африку в 1918–1922 годах, и особенно к борьбе горняков Трансвааля, которая вошла в историю как «Красное восстание».

Стачка горняков началась в январе 1922 года, а в марте она уже переросла в восстание. Оружие, конечно, было плохонькое - ружья, винтовки да несколько пулеметов. Но большинство мятежников состояло из буров, известных на весь мир стрелков. В руках рабочих оказались все шахтерские города и поселки Трансвааля. Они перегородили улицы баррикадами и траншеями.

Несколько дней рабочие сдерживали натиск двадцати тысяч солдат, оснащенных по тогдашнему времени отлично - с броневиками, с артиллерией. И даже самолетами, с которых на позиции повстанцев сбрасывались бомбы.

А затем последовала артподготовка и атака правительственных войск. Улицы колониальных городов широки и потому неудобны для баррикадных боев. И для многих защитников Фордсбурга песня действительно оказалась последней. Многие были брошены в тюрьмы и казнены.



Айвон Джонс (1883-1924)

Арестовано было пять тысяч человек. Полторы тысячи из них присудили к различным наказаниям, а нескольких - к повешению. Но когда первые четверо шли на виселицу, вся тюрьма вместе с ними запела "Красный флаг". На могилы повешенных пришли 50 тысяч человек.


И власти сочли для себя благоразумнее «помиловать» остальных приговоренных к виселице - заменить казнь пожизненным заключением.

Правительство Южной Африки объявило это восстание результатом "большевистского заговора", нити которого якобы тянулись к Москве. Репрессии обрушились на Коммунистическую партию Южной Африки, которую за полгода до восстания создали люди, объединившиеся вокруг газет "Интернационал" и "Большевик".

В помещениях партии были устроены обыски, все хранившиеся там материалы отобраны и переданы особой следственной комиссии.

Гнев властей больше всего обратился против человека по имени Дэвид Айвон Джонс - основателя и редактора той газеты, которая сначала именовалась "Интернационал", а впоследствии стала выходить под названием "Умсебензи". Это в его статьях имя Ленина было впервые названо на юге Африки.

В марте 1922 года Айвону Джонсу не миновать бы самой страшной участи, но в это время он был недосягаем для властей своей страны.

Уже несколько месяцев он находился в Москве. Он стал первым представителем Африки в Исполкоме Коминтерна. Вместе с Лениным он участвовал и в заседаниях, и в повседневной работе Коминтерна.

…Южноафриканские власти внимательно следили за деятельностью Джонса. Об этом говорит, например, опубликованный в 1922 году большой отчет комиссии по расследованию причин "Красного восстания". Стремясь показать, что причиной мятежа были действия коммунистов, авторы отчета цитировали множество статей Джонса и его писем, захваченных во время обыска в Иоганнесбурге.

И даже о тех статьях, которые в действительности принадлежали другим людям, комиссия сообщала: "Вряд ли можно сомневаться, что автором является мистер Айвон Джонс".

…Летом 1923 года Джонс еще участвует в заседаниях пленума Исполкома Коминтерна, вместе с другими делегатами поддерживает избрание Ленина почетным председателем этой организации. Он еще может водить по Москве приехавшего из Трансвааля своего старого друга Билла Эндрюса, избранного членом Исполкома Коминтерна, показывать ему Кремль. Но болезнь берет свое.

Сперва Джонса отправляют в подмосковную больницу, а затем, уже фактически в безнадежном состоянии, в Ялту, в терапевтическое отделение туберкулезного института. Эндрюс провожает друга в Крым, зная, что больше его уже не увидит.





Последними работами Айвона Джонса были пять больших статей о Ленине. Они появились в 1924 году и в английском журнале "Коммунистическое обозрение" и в газете самого Джонса - южноафриканском "Интернационале".

Таковы некоторые факты о том, как на юге Африки узнали о Ленине…"
Tags: айвон джонс, история, коммунизм, ленин, оливия шрейнер, юар
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment