sandinist (sandinist) wrote,
sandinist
sandinist

Category:

День. Конец самодержавия в дневниках...

16 марта 1917 года - Отречение Михаила Александровича (брата Николая II) в пользу Временного правительства...





Кира Аллендорф (гимназистка): "У нас уже больше нет царя… У нас республика, как и во Франции. Царь отрёкся за себя и за своего сына Алексея. Может быть, будет у нас царствовать Михаил Александрович, т. е. он будет царствовать, как в Англии царствует король, это называется конституция..."

Александр Гречанинов (композитор): "Я бросаюсь домой, и через полчаса музыка для гимна уже была готова, но слова? Первые две строки: «Да здравствует Россия, Свободная страна» я взял из Сологуба, дальнейшее мне не нравилось. Как быть? Звоню Бальмонту. Он ко мне моментально приходит, и через несколько минут готов текст гимна. Еду на Кузнецкий мост в издательство Гутхейль.

Не теряя времени, он тотчас же отправляется в нотопечатню, и к середине следующего дня окно магазина Гутхейль уже украшено было новым «Гимном Свободной России». Весь доход от продажи идет в пользу освобождённых политических."

Рюрик Ивнев (поэт): "Был в Государственной думе. Екатерининская зала полна солдатами, офицерами, юнкерами. Примчался какой-то депутат, сообщил, что Государь отрекся от престола в пользу великого князя Михаила Александровича, а последний - "в пользу народа". Громовое ура, шапки летят в воздух. Рабочий говорит речь. Опять ура.

Мы с Сергеем Томкеевым разносили кувшины с водой и поили солдат. Я потерял перчатки в суматохе и жалуюсь Сереже. "По сравнению с тем, что потерял Николай II, - это ничтожная потеря", - говорит мне, улыбаясь, Сережа..."





Ольга Палей (княгиня): "Отдав честь и извинившись за неурочный час (половина пятого утра), полковник прочитал нам манифест об отречении. Великий князь (Павел Александрович, дядя Николая II – Ред.) и я были ошеломлены. Очнувшись, я вся дрожала, и зубы у меня стучали. Падение империи - так как мы великолепно понимали, что это было именно падение, - предстало перед нами во всем своем ужасе.

В одиннадцать часов князь пошел к государыне. Это может показаться неправдоподобным, но бедная женщина не знала об отречении своего мужа.

Никто из окружающих не имел смелости нанести ей этот удар. Все пятеро детей были больны корью; две старшие и младшая девочки уже поправлялись, но вел. кн. Мария (третья) и наследник чувствовали себя очень плохо. Великий князь тихо вошел к ней и припал долгим поцелуем к ее руке, будучи не в силах произнести ни слова. Сердце его готово было разорваться. Государыня, в простом костюме сиделки, поразила его своим спокойствием и ясностью взгляда."

Елизавета Кузьмина-Караваева (поэтесса): "Рухнул трон. Многовековая сказка развеялась легким призраком. И народ русский, не останавливаясь, прошел мимо обломков крушения. Содрогалась земля. Острой молнией прорезала буря: мрак долгой ночи и гулким громом оповестила всех: "Пора". И заалелась Россия единым пожаром..."

Александр Бубликов (член Государственной Думы): "Гучков, приехав в Петроград, смело пошел объявлять акт отречения в мастерские Северо-Западных дорог, невзирая на старательные убеждения не делать этого. Рабочие обступили Гучкова и, когда он, прочитав акт отречения, воскликнул: «Да здравствует Император Михаил II», то рабочие пришли в страшную ярость и, закрыв помещение мастерских, проявляли недвусмысленно акт уничтожить, а Гучкова линчевать.

Лишь с великими трудами удалось одному из моих агентов, присутствовавшему при этом, убедить рабочих, что недостойно было бы с их стороны убивать доверчиво пришедшего к ним человека, когда этому человеку ничего не сделал даже Николай..."





Михаил Александрович (младший брат Николая II): "Тяжкое бремя возложено на меня волею брата моего, передавшего мне императорский всероссийский престол в годину беспримерной войны и волнений народа. Одушевленный единой со всем народом мыслью, что выше сего благо родины нашей, принял я твердое решение в том лишь случае воспринять верховную власть, если такова будет воля великого народа нашего, которому и надлежит всенародным голосованием через представителей своих в Учредительном собрании установить образ правления и новые основные законы государства Российского.

Посему, призывая благословение Божие, прошу всех граждан державы Российской подчиниться Временному правительству, по почину Государственной думы возникшему и облеченному всей полнотой власти, впредь до того, как созванное в возможно кратчайший срок на основе всеобщего, прямого, равного и тайного голосования Учредительное собрание своим решением об образе правления выразит волю народа..."

Василий Шульгин (депутат Государственной Думы): "Много лет тому назад, 14 декабря 1825 года, были, как и теперь, Николай и Михаил. Николай был Государь. Михаил - его брат. Как и теперь, разразился военный бунт. Бунт декабристов. Что сделал Николай? Николай сказал: «Завтра я или мертв, или император. Завтра он вскочил на коня, бросился на площадь и картечью усмирил бунт». Что сделал Михаил? Он последовал за старшим братом. Как и теперь..."

По материалам "Проекта 1917"
Tags: 1910-е, 1917 год, история, революция, россия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment