sandinist (sandinist) wrote,
sandinist
sandinist

Categories:

Аргентина. Фильмы о "Грязной войне"...

24 марта 1976 года – Военный переворот в Аргентине, начало "Грязной войны", киднеппинга и "полетов смерти"…





ргентинские генералы, готовя переворот 1976 года, хотели "предотвратить международную кампанию, подобную той, что развернулась против Чили". Для достижения этой цели нужны были менее сенсационные и драматичные тактики репрессий - нужно было организовать террор, но не столь заметный для назойливой иностранной прессы.

В Чили Пиночет вскоре перешел к тактике исчезновений. Публичные расстрелы и аресты прекратились, солдаты похищали людей и отправляли их в тайные лагеря, пытали и часто убивали, а затем все отрицали. Тела жертв закапывали в общие могилы.

По данным комиссии расследования, созданной в Чили в мае 1990 года, тайная полиция иногда избавлялась от своих жертв, сбрасывая их в океан с вертолета, «предварительно вспоров животы, чтобы тела не всплыли».

Эти тайные исчезновения оказались еще более эффективным средством распространения террора, чем открытые бойни, настолько шокирующей была мысль, что государственный аппарат используется для того, чтобы люди бесследно исчезали.

К середине 70-х годов исчезновения стали основным средством воздействия военных хунт, верных чикагской школе, в странах южного конуса, но никто не использовал это средство с таким энтузиазмом, как генералы, занявшие президентский дворец в Аргентине. К концу их правления исчезло около 30 тысяч человек. Многие из них, как это делалось в Чили, были сброшены с самолетов в мутные воды реки Ла-Плата.

Аргентинская хунта нашла почти идеальный баланс между устрашением всего общества и отдельного человека, осуществляя террор достаточно открыто, чтобы каждый понимал, что происходит, но в то же время сохраняя нужную меру секретности, чтобы всегда можно было все отрицать.

В первые дни прихода к власти хунта единственный раз продемонстрировала свою готовность убивать: из Ford Falcon (эти автомобили славились тем, что ими пользовалась тайная полиция) вытащили мужчину, привязали его к самому известному в Буэнос-Айресе памятнику - белому обелиску высотой 67,6 метра — и расстреляли из автоматов на виду у публики.

После этого хунта совершала убийства тайно, но они оставались постоянным фоном жизни. Исчезновения, которые официально отрицались, были общественным спектаклем, в котором безмолвно участвовали целые районы.





К дому или месту работы намеченной жертвы подъезжали несколько военных машин, иногда над ними зависал вертолет, квартал оцепляли. На виду у окружающих в дневное время полиция или солдаты взламывали дверь и вытаскивали человека, который часто громко выкрикивал свое имя, прежде чем его заталкивали в поджидающий автомобиль, в надежде, что сведения о случившемся с ним передадут семье.

Некоторые «тайные» операции совершались с еще большей наглостью: полиция заходила в переполненные городские автобусы и за волосы вытаскивала оттуда пассажиров; в городе Санта-Фе одну пару похитили прямо около алтаря в день их свадьбы на глазах у всей церкви, заполненной людьми.

Публичность террора сохранялась и после арестов-похищений. Взятых под стражу направляли в один из более чем 300 лагерей пыток, разбросанных по всей стране. Многие из этих лагерей располагались в густонаселенных районах, например одно широко известное заведение такого рода размещалось в бывшем спортивном клубе на оживленной улице Буэнос-Айреса, другое - в школьном здании города Баия-Бланка, третье - в крыле действующего госпиталя.

Вокруг этих застенков день и ночь крутились военные машины, через их плохо изолированные стены доносились крики, туда вносили и оттуда выносили большие странные свертки, по форме напоминающие человеческое тело. Все это молча наблюдали местные жители…

Аргентинская хунта с особой небрежностью избавлялась от останков своих жертв. На загородной прогулке человек мог в ужасе наткнуться на общую могилу, едва присыпанную землей. Тела с отрезанными пальцами и выбитыми зубами находили в мусорных баках, или они плыли по водам Ла-Платы, до полудюжины сразу, после очередного «полета смерти». Однажды они, сброшенные с вертолета, упали на фермерские поля.

Почти все аргентинцы в какой-то степени были свидетелями уничтожения своих соседей, хотя многие из них говорят, что ничего не знали о происходящем. Одно выражение описывает тот парадокс, когда люди все видели, но ужас закрывал им глаза, - преобладающее состояние ума аргентинцев того времени: «Мы ничего не можем доказать»…

В одном из самых больших аргентинских центров пыток - Технической школе Военно-морского флота в Буэнос-Айресе - одиночные камеры назывались «капуча» - капюшон. Хуан Миранда, проведший три месяца в камере «капуча», рассказал мне об этом мрачном месте. «Они надевают повязку на глаза и заковывают руки и ноги в кандалы. Ты лежишь на губчатом матрасе весь день на чердаке тюрьмы. Я не мог видеть других заключенных  от них меня отделяла фанерная перегородка. Когда стража приносила еду, меня заставляли повернуться к стене, - тогда они поднимали капюшон, чтобы я мог поесть. И это был единственный момент, когда мы могли присесть, все остальное время должны были лежать». Другие аргентинские узники подвергались сенсорному голоду в камерах размером с гроб, которые назывались «тубос».

Хуже изоляционной камеры была только комната допросов. Самой современной техникой допроса в регионе, захваченном военными, был электрошок. Они знали десятки способов применения тока на живых узниках: голые провода, военные телефоны, иглы под ногтями; прищепки на деснах, сосках, половых органах, ушах, губах, открытых ранах; на телах пленных, погруженных в воду для усиления воздействия; на телах, привязанных к столам или к бразильским железным «драконовым креслам».

Хунта аргентинских скотоводов гордилась своим изобретением: узники получали разряд тока через железную кровать под названием «партилья» - барбекю, где их подвергали пыткам пиканой - так называется электрическая погонялка для скота…"

Из книги Наоми Кляйна "Доктрина шока"

Фильмы об аргентинской хунте:

Марко Бечис. "Гараж Олимпо":



Бенджамин Авила. "Подпольное детство":



Кристофер Хэмптон. "Мечтая об Аргентине":


Луис Пуэнсо. "Официальня версия":

Tags: 1970-е, аргентина, диктатура
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Семь мгновений дня...

    20 октября в фотографиях… 1. Кундинамарка (Колумбия). Представители коренных народов едут в Боготу на общенациональную акцию…

  • Книга дня. "451° по Фаренгейту"...

    "Есть преступления хуже, чем сжигать книги. Например - не читать их …" 29 октября 1953 года - В США вышла в свет книга…

  • Война в Карабахе. 20 октября...

    Война в Карабахе. Ежедневный анализ Юрия Подоляки: "Почему Армения проиграла Карабахскую войну": 20 октября: "Российская…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment